Схема портала Логопеды.ru Логопеды.ru

Присоединяйтесь к нам:

vk2odnfb2youtubegoogle-plus-icon tw

Зонды постановочные

КУПИТЬ

zondy

gepatitru-banner-200x300

 

Главная: Полезные материалы Ведение интегративных групп на базе отделения абилитации
 

Ведение интегративных групп на базе отделения абилитации

156270169

 

Автор: Юлия  Герштейн, 

логопед ГБУЗ Детской поликлиники №30", Города Санкт-Петербурга 

Оригинал: скачать.

Все мы, люди разного возраста, нуждаемся в общении. Мы принадлежим к разным группам, которые составляют наш индивидуальный круг общения: возрастной, семейный, дружеский, профессиональный, связанный с интересами и увлечениями.

Возможность общаться с помощью речи, на знакомом языке позволяет взаимодействовать с разными людьми, расширяя свой опыт и делая жизнь более интересной и насыщенной.

Однако люди с особыми потребностями, испытывая трудности в передвижении, восприятии и вербальной коммуникации, часто имеют ограниченный круг общения. Его составляют близкие (семья) и люди, имеющие сходные проблемы и особенности.

С одной стороны, «свой круг» обеспечивает понимание и поддержку. Это хорошо, но, с другой стороны, людям с особыми потребностями часто бывает трудно выбраться за пределы этого круга, - ограничения сенсорные, двигательные, языковые создают препятствия в общении. Окружающие, не имея опыта общения с людьми с подобными ограничениями, оказываются не готовы вступить в диалог.  Так, например, люди с нарушениями слуха легко общаются в среде не слышащих, используя жестовый язык, но в среде слышащих стесняются общаться речью, так как имеют сильный акцент, а многие слышащие, в свою очередь, не умеют и бояться поддерживать диалог с ними.

 Возможно, если специально организовывать интегративные группы с включением людей с особыми потребностями, оказывая им необходимую помощь, барьер будет частично преодолен.

 На отделении абилитации (ранней помощи) есть опыт проведения интегративных детско-родительских групп. Хотелось бы о нем рассказать. Сначала коснемся общих моментов, а потом конкретных случаев.

Группы формируются для совместной деятельности детей и взрослых, во время этой деятельности (игры) развивается общение (взаимодействие) между участниками группы.

Деятельность организует ведущий группы (педагог), который, с одной стороны, является непосредственным участником, а с другой стороны, должен наблюдать и делать выводы по поводу развития группы (групповой динамики), видеть «всех и каждого», строить дальнейшие занятия с учетом особенностей и, если нужно, немного изменять занятие. Это трудно, поэтому желательно, чтобы помогал второй специалист (психолог, педагог или физический терапевт). Он же возьмет на себя роль тьюдера (индивидуального помощника) ребенка с особыми потребностями.

От того, какие подберутся участники (дети и их родители), от их темпераментов и заинтересованности зависит дальнейшая успешная работа. Поэтому с малышами и их родителями лучше знакомиться заранее на первичных приемах.

Основой нормальной работы группы является удовлетворение потребностей всех участников. Они не должны мешать друг другу заниматься. Поэтому желательно не брать в такую группу детей с выраженной гиперактивностью, тяжелыми нарушениями поведения.

Пару для интеграции (ребенка и родителя) лучше включать в занятия немного позже, после того, как группа сработается, люди познакомятся с правилами и структурой занятия, привыкнут друг к другу.

Педагогу и тьюдеру желательно быть знакомым с особенностями интегрируемого ребенка, с его возможностями, чтобы лучше помочь ему адаптироваться. Если есть возможность, такого малыша лучше заранее подготовить на индивидуальных занятиях к тем играм и заданиям, которые будут проводиться в группе. Так как малыши охотно и с большим интересом выполняют то, что понимают, они чувствуют безопасность в знакомой обстановке, со знакомыми игрушками, картинками.

После начала интеграции группа должна работать достаточное время, лучше на протяжении года, при этом состав участников может немного меняться или расширяться, но не резко.

Как я говорила, основой нормальной работы группы должно быть удовлетворение потребностей всех участников. Но нужно учитывать, что малыши с особыми потребностями могут быстрее утомляться, начать капризничать, не всегда «понимать» задания. В таком случае можно предложить родителю и ребенку «гибкий режим», позволив иногда выходить из игровой и отдыхать в соседнем помещении (там ему должны быть предоставлены игрушки), а затем возвращаться и участвовать в совместных играх, которые ему доступны.

Роль тьюдера (сопровождающего) очень важна. Он помогает ребенку с особыми потребностями и другим детям мягко включиться в занятие, направляя его игру, объясняя родителям и по ходу занятия его потребности, особенности поведения, обучая способам коммуникации (некоторым жестам, карточкам), которые использует малыш.

Тьюдер должен очень чутко следить, когда его помощь нужна ребенку, а когда он справится сам, без поддержки со стороны. Если поддержку оказывают другие родители или сами дети, то это хорошо. Хорошо также постепенно уменьшать помощь, если ребенок к этому готов.

Перед включение семейной пары с особыми потребностями в группу им можно рассказать о правилах, принятых на занятии, показать видеозапись, ответить на их вопросы, тем самым уменьшая их волнения - «справится ли их ребенок», «не будут ли его обижать», заверить, что они не останутся без помощи на всех этапах занятия.

Видеозапись занятия особенно полезно показать семейной паре с нарушениями слуха, так как визуальное восприятие для них очень важно.

Сообщать или не сообщать участникам группы о присоединении ребенка с особыми потребностями - я до сих пор для себя не решила. В тех группах, которые проводились в службе, мы, не говоря ничего заранее, по ходу занятий объясняли, как общаться с таким малышом, отвечали на вопросы о нем.

Что касается структуры занятия, оно включало приветствие, совместные игры в «круге» (песенки с движениями, игры на развитие коммуникации, знакомство с формой, цветом, величиной, ознакомление с окружающим, развитие мелкой моторики и т д). Обязательной частью была «свободная игра», на которой малыши и мамы могли пообщаться между собой, а ведущий и тьюдер должны были помочь маме и малышу с особыми потребностями включиться в общение. Делать это нужно ненавязчиво, помня, что нахождение в среде сверстников и наблюдение за ними уже положительно сказывается на развитии малыша.

Рассмотрим два конкретных примера включения малышей с особыми потребностями в интегративную группу абилитации.

Несколько лет назад к нам обратилась молодая мама Мария с малышом Артемом (1,6 года). И мать и ребенок имели тяжелые нарушения слуха (наследственная сенсоневральная тугоухость 4 степени.

Ребенок был протезирован в 9 месяцев. Эпизодически носил слуховой аппарат, в котором реагировал только на очень громкие звуки (барабан). Мать предпочитала общаться со специалистами письменной речью. Она умела говорить, но стеснялась своего сильного акцента. Когда она узнала, что я немного владею жестовой речью и дактилем, то обрадовалась, так как для нее было важно, что в службе есть человек, который может общаться на ее языке. Она спросила, кто еще из неслышащих занимался здесь с детьми, но я не назвала фамилий, сказала просто, что они были, пообещав и в ее случае конфиденциальность.

Мария хотела, чтобы специалисты помогли ей развивать Артема, так как она молодая мама (21 год) и у нее первый ребенок. Мы встречались один раз в неделю на занятиях, в ходе которых мне удалось наладить контакт с ребенком и мамой. Мария перестала стесняться пользоваться речью, я, в свою очередь, обогатила свой жестовый словарь, так как она учила меня новым жестам. Ребенок еще не владел жестовым языком и не мог говорить, но это был очень контактный малыш, он хорошо понимал, что хотели от него взрослые, использовал указательный и другие естественные жесты, чтобы объяснить, что ему нужно. Артем практически не отставал от сверстников по двигательному, эмоциональному и познавательному развитию на тот момент, но он не слышал речь окружающих, что создавало серьезное препятствие для развития ребенка в дальнейшем. Мария проявила себя, как чуткая мать, знающая потребности своего малыша.

  Через 2-3 месяца после начала занятий я предложила ей посещать группу социализации, которую на тот момент уже вела психолог. Там находились дети группы риска: 4-5 малышей с возрастными трудностями, проблемами соматического здоровья, небольшой задержкой речи.

Мария хотела посещать группу, но ее волновало то, что она и ребенок не слышат. Я уверила ее, что все малыши одинаковые и для них нет разницы, слышит Артем или нет. Этот ответ ее порадовал. Кроме того, я уверила, что первое время буду находиться рядом, помогать ей с переводом и сопровождать их на занятиях. После беседы я предложила посмотреть видео занятия их будущей группы и Мария согласилась посещать ее.

Занятие проводила психолог. Оно строилось по вышеописанному плану: приветствие, игры в круге по заданиям психолога, инсценировка сказки, свободное взаимодействие детей, «творческая мастерская» (лепка, рисование, аппликация), окончание занятия и прощание.

Я в этом случае была сопровождающим (тьюдером), находилась рядом с Марией и Артемом. Переодически рассказывала, что происходит, комментировала действия психолога, поведение других мам и малышей.

Занятие проходили в яркой насыщенной сенсорной среде игровой комнаты. Они были максимально наглядными, поэтому многое было понятно без слов. Разучивая песенки с жестами, психолог использовала много известных, естественных жестов, говорила внятно, повернувшись лицом к участникам группы.

Мария с удовольствием играла как со своим малышом, так и с другими слышащими малышами в группе. Такое бывает на занятиях редко, так как мамы обычно уделяют внимание только своему малышу.

Насыщенная сенсорная среда (яркие игрушки) очень понравились Марии. Будучи довольно молодой мамой, она сама с удовольствием исследовала ее. Даже один раз за все историю групп залезла в длинный туннель, «показывая пример» малышам, которые сначала опасались забираться туда.

Я, как тьютер, постаралась помочь Марии адаптироваться, постепенно уменьшая свое присутствие на группе. Ребенку моя помощь не требовалась, он охотно взаимодействовал с другими детьми по собственной инициативе, без проблем. В этом возрасте общение малышей строится на невербальной коммуникации.

 Через 3-4 занятия я смогла присутствовать на половине занятия, в дальнейшем забегала на 10-15 минут спросить, как дела, и ответить на вопросы.

Надо сказать, что установив доверительные отношения со всеми специалистами команды, Мария не общалась с другими мамами в группе. Возможно, мешал «языковой барьер». Остальные мамы спокойно относились к присутствию мамы и малыша с нарушениями слуха, но не стремились к общению с ними.

Важным моментом завершения работы группы была видеосъемка занятия. Его дали потом переписать Марии, которая показала его близким и друзьям в среде неслышащих. 

Другая попытка интеграции в группу была с ребенком, имеющим синдром Дауна.

Алена (ребенок) начала посещать занятия в службе, когда ей исполнилось всего 3 месяца. Мама Алены, Аня – молодая женщина 22-24 года, это был ее первый ребенок. Впоследствии у нее родился здоровый сын.

С Аленой занимался физический терапевт, потом присоединилась я как специальный педагог. С самых первых встреч мы предложили маме использовать дополнительную коммуникацию – жесты. Когда малышке исполнилось 3 года, стали обучать глобальному чтению и алфавиту.

Когда мы предложили Ане с Аленой посещать группу, девочка в свои 3.5 года развивалось неплохо. Она общалась с помощью жестов, различала цвета и формы, частично себя обслуживала и любила «помогать по хозяйству». Хорошо относилась к маленькому братику, заботилась о нем. Стремилась к общению, но говорить еще не умела.

  Группу, которую выбрали для Алены, вела я (педагог-специалист по коммуникации). Она была уже сформирована и работала на протяжении 3-4 месяцев. В ней были родители (мамы и один папа) и малыши, имеющие разные небольшие проблемы в развитии, такие как инвалидность по соматическому заболеванию, задержки речевого развития. Одна из мам очень тревожилась по поводу своего малыша и требовала к себе повышенного внимания.

Я работала без тьюдера (сопровождающего) и, как ведущая должна была видеть «всех и каждого», не имея возможности отдавать свое внимание полностью одному из детей. Группу о приходе «особого» ребенка, как и в первом случае, не информировала, просто сообщила, что к нам присоединится еще один ребенок.

Мама Алены, Аня, уже имела опыт посещения разных занятий, она была уже «зрелой мамой», поэтому могла помочь своему ребенку и другим малышам. Также Алену взялся опекать папа двухлетней Марины, тоже «зрелый родитель» и лидер группы. Таким образом, мы обходились без тьюдера.

 Алене понравились песенки с движениями, сказки, она хорошо и ритмично двигалась под музыку. Хорошо ориентируясь в тех играх, которые мы тренировали на индивидуальных занятиях, она проявляла к ним интерес и на группе. Однако игры, связанные с концентрацией внимания, хорошим пониманием речи она игнорировала, поэтому мы давали ей возможность отдохнуть в соседней комнате, складывая пазлы или мозаику. Через 3-5 минут малышка возвращалась и присоединялась к совместным играм.

К моменту начала занятий в группе девочка говорила только 2 слова («да», «бам»), но в активном словаре было достаточно жестов, чтобы высказать свои желания. Алена пользовалась ими. Я, в свою очередь, объясняла, что показывает нам Алена (она хочет «еще», продолжить игру или «закончить»). На занятии мы разучивали много песенок с движениями, я часто сопровождала свою речь некоторыми жестами. Остальные дети, подражая, легко усвоили их.

Через несколько месяцев у Алены появилась возможность произносить новые слова, она стала говорить их на занятиях.

Таким образом, опыт всех участников группы обогатился.

 

 

AddThis Social Bookmark Button
 

Логопеды.ру в социальных сетях.

Присоединяйтесь к нам!

 
 
Яндекс цитирования Логопедический портал Rambler's Top100